Сведения об образовательной организации
Сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера руководителя и членов его семьи

АНТОН ЛОГИНОВ: В ФИНЛЯНДИИ ИДЕТ ДИСКРИМИНАЦИЯ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

22.07.2021

Многие российские компании успешно работают в Финляндии и участвуют в крупных промышленных проектах на территории страны, однако в последнее время отмечается ухудшение финского инвестиционного и делового климата с точки зрения российского бизнеса.

О том, какое место в торговле России и Финляндии занимают приграничные регионы, существуют ли возможности сотрудничества с ЕС в сфере "зеленых" технологий, есть ли риски на европейском рынке для российских производителей вина, и как дискриминируют российский бизнес, РИА Новости рассказал назначенный в середине июня руководитель торгового представительства России в Финляндии Антон Логинов.

- Министр по развитию сотрудничества и внешней торговли Финляндии Вилле Скиннари заявлял ранее РИА Новости, что Финляндия и Россия могли бы развивать сотрудничество в сфере зеленой энергетики, мусоропереработки, цифровых технологий. Есть ли конкретные идеи и перспективы на этих направлениях?

 

– По целому ряду из перечисленных направлений уже ведется плодотворное сотрудничество. В качестве конкретных примеров по направлению зеленой энергетики можно назвать программу по развитию ветро- и солнечной генерации в России концерна Fortum совместно с АО "Роснано" и РФПИ, а также проект ГК "Росатом" по строительству АЭС "Ханхикиви-1" в Финляндии.

В сфере цифровых технологий Nokia активно взаимодействует со всеми ведущими российскими телекоммуникационными компаниями (МТС, "ВымпелКом", "МегаФон", Tele2 и "Ростелеком") в области модернизации сотовой инфраструктуры, развития сетей 5G, технологий интернета вещей. Совместно с компанией Jolla ведутся разработки и продвижение концепции независимой мобильной операционной системы. Компания PayQ развивает в четырех регионах России брендированное приложение для пополнения транспортной карты с формой оплаты – Система быстрых платежей (СБП). Кроме того, ведутся работы по развитию и внедрению интеллектуальных транспортных систем и беспилотных транспортных средств.

С 2017 года торгпредство выступает в качестве центра компетенций для российских органов власти по вопросу перехода Финляндии к циркулярной экономике, выстраивая взаимодействие с ключевыми организациями в данной сфере и предоставляя актуальные информационные материалы. Для продвижения тематики мы организовывали и сопровождали участие российских делегаций в проходивших в Хельсинки международных форумах циркулярной экономики. По итогам форума 2019 года на базе Казанского государственного энергетического университета был открыт совместный с финским Фондом содействия инноваций Sitra Центр циркулярной экономики.

В сфере управления отходами на территории России успешно работают финские компании MariMatic, Ecopress, STR Tecoil, CrossWrap, Econet, Outotec. И мы видим значительный потенциал для развития их деятельности.

Считаем, что с учетом реализации в Евросоюзе инициативы Green Deal, а также публикации пакета климатических и энергетических мер Fit for 55, перед нашими странами открываются новые возможности по реализации инновационных проектов в сферах зеленых технологий, ветряной и водородной энергетики, космических исследованиях и низкоуглеродных запусках, технологиях MaaS (mobility-as-a-service).

 

– Что сейчас составляет основу торгового оборота, и какая динамика наблюдается по основным позициям по сравнению с 2019 годом?

 

– Прошлогодние показатели товарооборота под влиянием пандемии коронавируса были довольно слабыми, общий объем в 2020 году в стоимостном выражении снизился до 10 миллиардов долларов США, однако на данный момент наблюдается восстановительный рост. По информации ФТС России, по итогам января-мая 2021 года товарооборот увеличился на 13,8% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом до уровня 4,9 миллиарда долларов. Российский экспорт в Финляндию вырос на 8,9%, составив 3,6 миллиарда долларов США импорт увеличился на 28,9% до 1,4 миллиарда долларов США.

Да, топливно-энергетические товары все еще составляют более половины наших экспортных отгрузок в Финляндию, но хотелось бы подчеркнуть, что несырьевой неэнергетический экспорт из России на финский рынок демонстрирует серьезный рост. За январь-май он составил 1,6 миллиарда долларов, увеличившись на 46,3% по сравнению с пятью месяцами 2020 года и на 24,6% по сравнению пятью месяцами 2019 года. Увеличение произошло главным образом за счет поставок никелевого штейна – на 96,1%, продукции переработки древесины (технологическая щепа, пиломатериалы, фанера, плиты) – на 31,8%. Экспорт химической продукции вырос на 30,3% по сравнению с январем-маем 2020 года, вернувшись на уровень 2019 года за счет роста поставок органических химических соединений на 20,9% и удобрений – на 40,3%. Удельный вес товаров, относящихся к категории несырьевого неэнергетического экспорта в российских поставках в Финляндию, продолжает расти, составив 43,6% за январь-май 2021 года против 32,5% за аналогичный период 2020 года и 27,6% по итогам пяти месяцев 2019 года.

 

– Какой регион России занимает наибольшую долю в торговых отношениях с Финляндией?

 

– Помимо Москвы, на долю которой приходится около 33% товарооборота с Финляндией (за счет регистрации в столице крупных поставщиков продукции энергетического сектора), ведущими регионами-партнерами Финляндии являются Мурманская (11,2%), Ленинградская (8,5%), Вологодская области (4,6%), Санкт-Петербург (9,1%), Республика Карелия (2,3%), Красноярский край (6,0%), Пермский край (2,5%), Ханты-Мансийский автономный округ (4,5%).

Почти 80% двусторонней торговли приходится в равных долях на Северо-Западный и Центральный федеральные округа. В них же сосредоточена и основная часть финских прямых инвестиций. В Центральном федеральном округе сосредоточение торговых и инвестиционных потоков направлено на Москву и область, в СЗФО – на приграничные регионы – Санкт-Петербург, Ленобласть, Карелию, Мурманскую область.

Хочется подчеркнуть значительный интерес к развитию торгово-экономических связей с финскими партнерами и со стороны других регионов России, а главное – отметить наличие существенного потенциала, который можно эффективно использовать. В качестве примера успешного выхода прочих регионов на финский рынок по итогам прошлого года можно привести, например, Тамбовскую область, существенно нарастившую экспорт в Финляндию за счет увеличения поставок пшеницы. В развитии сотрудничества также крайне заинтересованы компании Сибири и Дальнего Востока. В данном контексте одной из главных задач торгового представительства совместно с региональными властями и институтами развития ВЭД является оказание всей необходимой профессиональной поддержки бизнесу на данном направлении.

 

– Президент Белоруссии Александр Лукашенко предложил закрыть транзит европейских грузов через республику в Россию и Китай и озвучил мысль, что их можно перенаправить через Финляндию. Имели ли эти заявления какой-то отклик в Хельсинки? Есть ли понимание, насколько подобные меры могут изменить картину поставок, их сроки и стоимость? И как к этому вообще отнеслись в Финляндии?

 

– Во-первых, необходимо отметить, что на данный момент никаких практических решений об ограничении транзита принято не было, поэтому о "сломе" данного логистического коридора говорить преждевременно. Кроме того, обсуждение вопроса о возможном ущербе транзитному потенциалу, скорее, является предметом для разговора в рамках структур Евразийского экономического союза (в том числе и на предмет соответствия таких мер нормам торговой политики в рамках ЕАЭС). Столь масштабные ограничения повлекли бы перестройку всей системы поставок, и финские порты могут стать лишь одним из вариантов (пока неизвестно, насколько выгодно это было бы по сравнению с другими альтернативными маршрутами). Конечно же, увеличение грузопотока положительно сказалось бы на секторе логистических услуг в Финляндии, но в данном контексте необходимо оценивать еще и возможную дополнительную нагрузку на пограничные пункты, а также на железнодорожные, автодорожные и портовые мощности СЗФО.

 

– Китай входит в четверку торговых партнеров Финляндии. Транзит осуществляется морем, при этом существует прямое железнодорожное сообщение между странами через Россию. Есть ли интерес со стороны Хельсинки к использованию российских железных дорог для поставок из Китая? Что мешает развитию этого?

 

– Согласно статистическим данным, сейчас доля ж/д транспорта в обслуживании торговли Финляндии с КНР составляет не более 5%, однако в 2020-2021 годах наблюдается явный положительный тренд. В 2020 году объем железнодорожных перевозок в финляндско-китайской торговле вырос на 57,5% к уровню 2019 года в натуральном выражении и в 2,2 раза – в стоимостном выражении. По итогам четырех месяцев 2021 года рост к аналогичному прошлогоднему периоду составляет соответственно в 4,0 и 2,5 раза. Особенно активно растут контейнерные перевозки. В нынешних эпидемиологических и экономических условиях транзитный потенциал железных дорог России в данной логистической цепочке имеет высокую привлекательность, особенно с введением электронных пломб в прошлом году, что позволяет расширить транзит из Финляндии в Китай, например, пищевой продукции. Есть и предметный интерес со стороны финнов.

Торгпредством совместно с финскими компаниями, а также представителями российских и финских железных дорог, прорабатывается вопрос по развитию железнодорожных поставок из Финляндии на азиатский рынок таких товаров как продукты питания, строительные материалы и т.п. Увеличение ж/д перевозок на азиатские рынки позволяет частично решать проблему "обратной загрузки" контейнеров в направлении ЕС-Азия.

Китай – далеко не единственное перспективное направление для транзита из Финляндии через российскую территорию. За последнее время российские железные дороги совместно с логистическими операторами стран-партнеров отправляли по международным транспортным коридорам контейнерные поезда из Финляндии в такие страны как Япония, Иран, Индия.

 

– Как идет недавно налаженный экспорт в Финляндию российских вин? Пользуются ли они спросом? Есть ли риски, связанные с недавним скандалом вокруг маркировки шампанского и потенциальными ответными мерами со стороны ЕС?

 

– Это очень интересный проект. Начиналось все с того, что в марте 2020 года в Хельсинки в посольстве России в Финляндии состоялась презентация и дегустация краснодарских вин для профессионалов рынка и импортеров, организованная совместно торгпредством России в Финляндии с Корпорацией развития Краснодарского края. Были представлены вина предприятий "Фанагория", "Усадьба Дивноморское", "Винодельческий дом Бюрнье", "Долина Лефкадия", "Кубань-Вино" (вина "Шато Тамань"), "Абрау-Дюрсо". Прошли В2В переговоры производителей российских вин с импортерами и с государственной компанией "Алко" – монополистом розничной торговли алкогольной продукцией; были намечены дальнейшие шаги российских виноделов по выходу на рынок Финляндии.

В результате, в январе 2021 года в магазинах государственной розничной сети Alko появилось первое вино "Шато Тамань Резерв Красностоп" винодельни "Кубань-Вино". Позже в сеть Alko поступила в продажу продукция винодельни "Фанагория". С марта потребители могут заказать через интернет или приобрести в магазинах пять сортов российских вин (три позиции – от "Кубань-Вино" и две – от Фанагории). В настоящее время вина представлены более чем в 60 магазинах. Финские эксперты при выборе для поставок особо оценили вина из автохтонных (местных) сортов винограда.

Отгрузки продукции "Кубань-Вино" осуществляются ежеквартально, в августе запланирована третья отгрузка. Предприятия ведут переговоры с импортерами Финляндии о поставках продукции на 2022 год и последующие годы. Торгпредство готово оказывать содействие российским экспортерам по расширению поставок на рынок Финляндии.

Что касается принятия нового закона, то российские производители вин не видят рисков на европейском рынке, т.к. торговля не ограничена, изменились правила сертификации и маркировки, они будут проходить те же процедуры.

 

– Финляндия активно развивает ответственное производство энергии (электричество, топливо), снижая поставки из России, при этом готова покупать российские энергоносители с нулевым выбросом, готовы ли российские компании делать подобные предложения?

 

– Финляндия уже приобретает российскую электроэнергию, сгенерированную безуглеродными и низкоуглеродными источниками энергии. Значительная часть энергобаланса России приходится на безуглеродные источники энергии. Хотя удельная доля ветро- и солнечной энергии в России по-прежнему невысока, но атомная отрасль и гидрогенерация обеспечили около 40 % выработки электроэнергии в России в 2020 году с нулевым выбросом диоксида углерода. А с учетом электроэнергии, произведенной за счет сжигания низкоуглеродного природного газа, что в сумме обеспечивает более 75% выработки всей электроэнергии в стране, Россия по этому показателю опережает большинство стран мира, включая США, Германию и Китай. При этом новая Энергетическая стратегия России до 2035 года предусматривает дальнейшую трансформацию топливно-энергетического комплекса в рамках задачи перехода к "климатической нейтральности".

Кроме того, Россия в ближайшее время будет готова предложить Финляндии и "зеленый" водород. В частности, "Роснано" и итальянская компания Enel прорабатывают возможность производства водорода при помощи ветроэнергии в соседнем с Финляндией российском регионе – Мурманской области. Это проект был обсужден на прошедшем в июне Петербургском международном экономическом форуме.

 

– Ранее торгпредство заявляло о препятствиях со стороны финских банков для российского бизнеса, изменилась ли ситуация? Какие конкретно действия банков мешают работе российских организаций? Ведется ли диалог с банковским сектором и властями страны по этому поводу?

 

– Проблема банковского обслуживания остается одной из болевых точек российско-финляндских экономических отношений. Начиная с 2015 года наблюдается рост числа необоснованных отказов финскими банками в открытии новых счетов, а также прекращение обслуживания ранее открытых счетов компаний и граждан Российской Федерации, финских компаний с российским капиталом. При этом не озвучиваются критерии прекращения обслуживания, и лишь в ряде случаев дается общая отсылка к требованиям законодательства ЕС о борьбе с легализацией незаконных доходов (директива 2015/849). В сложившихся условиях компании вынуждены осуществлять платежи через банки иных стран, неся дополнительные издержки и испытывая трудности со своевременным исполнением контрактных обязательств. Также ухудшается доступ компаний к кредитным ресурсам, что влечет за собой снижение их конкурентоспособности.

Вопрос неоднократно поднимался на встречах различного уровня, в том числе в рамках межправительственных консультаций и в ходе переговоров президентов наших стран, однако подвижек с финской стороны мы так и не увидели. Все приводимые аргументы со ссылкой финансовое законодательство ЕС являются необоснованным. Кроме того, согласно той же директиве 2015/849, Российская Федерация не включена в составляемый Еврокомиссией перечень высокорисковых третьих стран, финансовые операции с участием финансовых учреждений из которых страны-члены Евросоюза должны подвергать тщательной проверке. Российские компании почему-то не сталкиваются в других странах Евросоюза со столь серьезными проблемами как в Финляндии. Все это позволяет сделать выводы о дискриминационном подходе к российскому бизнесу, ухудшению финского инвестиционного климата в целом для российских компаний.

В настоящий момент мы намерены организовать совместный семинар с участием представителей официальных кругов, бизнеса и центральных банков и органов финансового контроля двух стран. Возможно, в рамках данного мероприятия будут озвучены транспарентные и понятные всем сторонам "правила игры". Результаты этих совместных консультаций совершенно точно будем обсуждать в рамках очередной сессии межправкомиссии по экономическому сотрудничеству.

Хотелось бы особо отметить, что на этом фоне финскому бизнесу, работающему в России, предоставляется режим наибольшего благоприятствования. Примером конструктивного взаимодействия бизнеса с различными российскими организациями, органами федеральной и региональной власти, в том числе в решении проблемных вопросов системного характера, является концерн "Фортум", когда российские власти пошли даже на изменение национального законодательства для реализации проекта по слиянию с компанией "Унипер". Региональные власти на регулярной основе сопровождают вопросы строительства, расширения, подведения инфраструктуры, увеличения мощностей для финских инвесторов, а также помогают с набором кадров (некоторые субъекты федерации за счет регионального бюджета создают в учебных заведениях специализированные кафедры для подготовки будущих сотрудников).

 

– Насколько Финляндия интересна российским инвесторам?

 

– Многие российские компании успешно работают в Финляндии. По данным ЦБ РФ, по состоянию на начало этого года накопленный объем прямых российских инвестиций в финскую экономику составлял 3,3 миллиарда долларов США. В качестве примеров последнего десятилетия можно назвать организацию производства фармацевтической продукции в городе Лаппеенранта российской компанией "Цитомед"; экспорт услуг в Финляндию и инвестиции в строительство собственной терминальной сети на территории страны компании "Нитро Сибирь" – крупного российского производителя эмульсионных взрывчатых материалов для горнодобывающих предприятий и компаний, ведущих строительные работы; создание компанией "Яндекс" в финском муниципалитете Мянтсяля дата-центра для обслуживания клиентов поискового сервера; открытие в 2019 году в городе Савонлинна компанией "Аргус-Спектр" производства беспроводных противопожарных систем оповещения и спасения.

Российские компании участвуют в крупных промышленных проектах на территории Финляндии. Производственную деятельность в стране осуществляют такие ведущие российские компании, как ПАО "Лукойл" (владеет сетью АЗС под брендом "Тебоил"); ПАО "ГМК "Норильский Никель" (владеет никелевым заводом в городе Харьявалта). ГК "Росатом" реализует проект по строительству энергоблока АЭС "Ханхикиви-1". Российский бизнес управляет деятельностью хельсинкской судостроительной верфи "Хельсинки Шипъярд", обеспечивая ее заказами на строительство высокотехнологичных судов ледового класса.

 

– Сталкивается ли российский бизнес с негативным отношением в Финляндии, легко ли начать работать в стране? Что сейчас тормозит развитие отношений?

 

– Мы уже отмечали ухудшение финского инвестиционного и делового климата с точки зрения российского бизнеса, и это во многом вызвано системными факторами, обусловленными изначально неравными условиями для компаний из ЕС и третьих стран (в том числе России, Китая, США, а теперь и Великобритании).

Согласно опубликованному весной этого года отчету ОЭСР "Влияние регулирования на международные инвестиции в Финляндию", компании с иностранным участием обеспечивают 23% оборота финской экономики, на их долю приходилось 29% всех расходов на НИОКР и 26% отраслевых рабочих мест. С одной стороны, стабильная экономика и общество, сильные государственные институты и низкий уровень коррупции должны привлекать в Финляндию иностранных инвесторов. В стране выстроена четкая, эффективная система управления, установлены транспарентные "правила игры". С другой стороны, по признанию ОЭСР, существует серьезная разница в торговых и инвестиционных барьерах для инвесторов из стран, не входящих в ЕС.

Подчеркивается, что в этом случае административные процедуры по созданию бизнеса занимают слишком много времени, а регистрация компании через интернет доступна только на финском и шведском языках. Длительное время обработки для получения необходимых экологических разрешений, разрешений на строительство и согласований планирования землепользования негативно отражается на инвестиционных проектах. Стоимость получения разрешения на строительство в Финляндии выше, чем в других странах Северной Европы и Балтии. С 2020 года необходимо лицензирование минобороны Финляндии при приобретении земельных участков компаниями и гражданами не из стран ЕС/ЕЭЗ.

Все это создает ощущение, что финская экономика не заинтересована в инвестициях из-за пределов ЕС, причем сложности испытывают как компании, заходящие на рынок, так и уже давно работающие.

Можно было бы говорить о субъективности и предвзятости наших оценок, если бы не выводы уже упоминавшегося доклада, которые гласят, что ее показатели в области оценки регулирующего воздействия в сфере иностранных инвестиций остаются ниже среднего показателя по ОЭСР, и, естественно это снижает эффективность инвестиционного сотрудничества.

 

Опубликовано РИА НОВОСТИ 10:00 21.07.2021

© Фото : предоставлено торгпредством РФ в Финляндии

 



Просмотров: 648